Авторы
 

Действие второе

Картина первая

Рабочий кабинет гетмана во дворце. Громадный письменный стол, на нем телефонные аппараты. Отдельно полевой телефон. На стене огромная карта в раме. Ночь. Кабинет ярко освещен.
Дверь отворяется, и камер-лакей впускает Шервинского.
Шервинский. Здравствуйте, Федор. Лакей. Здравия желаю, господин поручик. Шервинский. Как! Никого нет? А кто из адъютантов дежурит у аппаратов? Лакей. Его сиятельство князь Новожильцев. Шервинский. А где же он? Лакей. Не могу знать. С полчаса назад вышли. Шервинский. Как это так? И аппараты полчаса стояли без дежурного? Лакей. Да никто не звонил. Я все время был у дверей. Шервинский. Мало ли что не звонил! А если бы позвонил? В такой момент! Черт знает что такое! Лакей. Я бы принял телефонограмму. Они так и распорядились, чтобы, пока вы не придете, я бы записывал. Шервинский. Вы? Записывать военные телефонограммы?!. Да что у него, размягчение мозга? А, понял, понял! Он заболел? Лакей. Никак нет. Они вовсе из дворца выбыли. Шервинский. То есть как это — вовсе из дворца? Вы шутите, дорогой Федор. Не сдав дежурства, отбыл из дворца? Значит, он в сумасшедший дом отбыл? Лакей. Не могу знать. Только они забрали свою зубную щетку, полотенце и мыло из адъютантской комнаты. Я же им еще газету давал. Шервинский. Какую газету? Лакей. Я же докладываю, господин поручик: во вчерашний номер они мыло завернули. Шервинский. Позвольте, да вот же его шашка! Лакей. Да они в штатском уехали. Шервинский. Или я с ума сошел, или вы. Запись-то он мне оставил, по крайней мере? Что-нибудь приказал передать? Лакей. Приказали кланяться. Шервинский. Вы свободны, Федор. Лакей. Слушаю. Разрешите доложить, господин адъютант? Шервинский. Нуте-с? Лакей. Они изволили неприятное известие получить. Шервинский. Откуда? Из дому? Лакей. Никак нет. По полевому телефону. И сейчас же заторопились. При этом в лице очень изменились. Шервинский. Я надеюсь, Федор, что вас не касается окраска лица адъютантов его светлости. Вы лишнее говорите. Лакей. Прошу извинить, господин поручик. (Уходит.)</